Куратор Gucci Garden Мария Луиза Фриза: «Мода переживает период нового пуризма»

В январе во время выставки мужской моды Pitti Uomo в музее Gucci Garden открылась новая выставка The Male — Androgynous Mind, Eclectic Body, которая посвящена маскулинности в коллекциях Gucci — архивных и нынешних. На экспозиции собраны, например, вещи из 1960-х, комплекты, которые делали для итальянского бренда Том Форд и Фрида Джаннини, а также андрогинные вещи дизайна Алессандро Микеле. Куратор выставки — арт-критик и профессор университета IUAV в Венеции Мария Луиза Фриза. Мы поговорили с ней о маскулинности в современной моде, сексуальности и переизбытке иронии.

Красная рубашка с бантом из коллекции Gucci сезона осень-зима 2015 — дебютной коллекции Алессандро Микеле для бренда. Именно с нее начался «гендерный сдвиг» Gucci: все модели показе выглядели очень андрогинно. Мужчины, например, носили кружево, оборки, большие броши и викторианские воротники.

— Расскажите, как изменилось понимание маскулинности за последние двадцать лет.

 

— До Алессандро Микеле важной в истории Gucci была эпоха Тома Форда. Он перезапустил бренд, сделал его современным, дал яркую самобытность и совершил революцию в мире мужской моды. В наши дни нормально видеть мужчину в футболке с V-образным вырезом, надетой под пиджак. Также нормально, как если мужчина будет носить растегнутую рубашку, обнажая гладкую грудь, — и все это придумал Том Форд. За последние несколько лет перемены в мужской моде были значительнее, чем в женской. Женщины могли носить мужские туфли и смокинг уже в 1920-х годах; у моей бабушки, например, был мужской костюм — просто потому, что он лучше сидел. Сдвиг в мужской моде начался относительно недавно, и связано это, я считаю, с эволюцией феминистских идей. Сегодня мы видим мужчин на каблуках. Смотрим съемки в модных журналах, где мужчину изображают не как символ мужественности, а как объект дизайна. А такие термины, как «чувственность» или «хрупкость», теперь ассоциируются не только с женской модой, но и с мужской.

 

Gucci времен Тома Форда

— А что, по-вашему, происходит с сексом в моде? Кажется, что он исчезает из коллекций.

 

— Я согласна, что мода проходит через пуританский период. Откровенный секс пропал и из мужских, и из женских коллекций. Даже если мы видим обнаженное тело через одежду, в этом нет эротических отсылок. Это связано с тем, что мода стала глобальной системой, с фрагментами, заимствованными из разных культур, — это меняет наше восприятие одежды на бессознательном уровне. Еще стоит отметить, что понятие сексуальности перестало шаблонно ассоциироваться только с женщинами, как это было раньше: в Японии сексуальным считалась обнаженная шея из-под кимоно, в 20 веке — обнаженные женские щиколотки, потом мини-юбки, высокие каблуки, вырезы и декольте. Сегодня мы по-другому воспринимаем сексуальность, идею отношений между полами и не привязаны к гендеру. Да, откровенный секс ушел, зато есть чувственность, и ее очень точно передает Алессандро Микеле в своих коллекциях.

 

Первая коллекция Алессандро Микеле для Gucci, сезон осень-зима 2015

 

— Тема гендера актуальна во всех работах Алессандро — так же, как и сочетание low и high. Он использует одни и те же приемы в каждой коллекции, но при этом чувство повтора не появляется. В чем успех его формулы?

 

— Любопытно, что многие пытаются копировать эстетику Алессандро Микеле, хотя это невозможно. Сложно взять элементы из разных областей и органично их замешать. А у ведь Алессандро получается большая гармония. Он интересуется множеством разных вещей. Разговаривая с ним, я каждый раз поражаюсь, как много он знает. Он любит готику и панк. Флоренцию, Лондон и Париж. Он обожает украшения античной эпохи и коллекционирует их. Вместе с тем он коллекционирует простые вещи — например, пледы. Возможно, формула в том, что у Алессандро нет никакой формулы. Он художник и выходит за пределы того, что видим мы. Любит разные вещи и в коллекциях Gucci собирает их вместе, как коллекционер. У него андрогинное мышление, а как писал поэт Кольридж, великий ум всегда андрогин. Еще Алессандро очень повезло работать в модном доме, где CEO компании (Марко Биццарри. — Прим. редакции) полностью поддерживает его. Алессандро абсолютно свободен заниматься тем, что его интересует. Они оба — и Алессандро, и Марко — постоянно говорят, что они не следуют законам рынка, а просто делают то, что любят. Возможно, эта творческая свобода — важный элемент успеха. Эстетика Gucci сложная, но это то, что как раз привлекает разную аудиторию. Я, например, говорила с арт-коллекционерами — они с интересом следят за маркой. Или взять моих студентов, которые тоже любят то, что делает Алессандро.

Рекламная кампания Gucci

 

— Как вы считаете, ирония вредит современной моде?
Или помогает?

 

— Смотря какая ирония. Если вспомнить Франко Москино, то он использовал иронию, чтобы говорить о серьезных вещах, о мусоре и проблеме экологии например. Я не люблю, когда иронию используют, чтобы упрощать вещи. Тысячи футболок с ироничным сообщением — это ирония ради иронии, это ничто. Мода — глобальная система, она должна нести ответственность, ей не должно быть наплевать на то, что происходит в мире. 

 

— Вы профессор в университете. Как ваш академический опыт помогает в работе с Gucci?

 

— Я получила образование в истории искусств. Можно сказать, что пришла в моду из мира искусства. Потом я занималась журналом Emporio Armani, но больше всего меня интересовало взаимодействие моды и современной культуры. Я курировала несколько выставок, после чего меня позвали работать в университет. Так что академического бэкграунда у меня не было. Работа в университете полезна, потому что совершенствует мое критическое мышление, позволяет смотреть на тему с разных ракурсов. А сотрудничая с Gucci и Алессандро Микеле в частности, я лучше понимаю, как меняется индустрия. В 1980-е и 1990-е, например, у нас были дизайнеры. Сейчас — креативные директора. Их роль куда более сложная, чем просто дизайн вещей. Сегодня они часто работают и над проектами, которые связаны с миром искусства. Да, между академической модой и современной — пропасть, но я нахожусь в двух этих мирах и вижу, как все работает. С Алессандро Микеле, например, работают историки искусства, архитекторы, художники — все они помогают формировать его видение. Очень ценно, что Алессандро продвигает современных художников, таких как MP5, — так их идеи достигают широкой аудитории.

 

View this post on Instagram

A post shared by MP5 (@mp5art) on Jan 16, 2019 at 3:16am PST

Стены двух залов выставки The Male — Androgynous Mind, Eclectic Body расписала художница MP5

View this post on Instagram

A post shared by MP5 (@mp5art) on Jan 25, 2019 at 5:52am PST

 

— И напоследок, ваш совет начинающим художникам, дизайнерам или арт-критикам?

 

— Первое правило, которое я всегда проговариваю со своими студентами, — старайтесь. Иначе невозможно выдержать стресс, потому что мода — очень конкурентная система. Мой девиз — «страсть и дисциплина». Вы должны понимать, чего хотите на самом деле, у вас должны гореть глаза, вы должны все время об этом думать. Просто модное образование — этого недостаточно. Ходите на выставки, в кино, много путешествуйте, создавайте свой собственный «архив» и заполняйте его. Потому что настоящие идеи не берутся из воздуха.

 

Источник: buro247.ru

Метки: нет меток

Оставить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи